Школа образных решений

Сертифицированное имидж-образование для любой точки мира

Искатель в литературе. Алина Шманева

Искатель - один из самых сложных архетипов и, пожалуй, самый близкий мне самой. Находясь с миром в странных отношениях, особенно не сближаясь ни с кем и сохраняя внутреннее одиночество даже среди близких людей, Искатель живет жизнью на особой глубине, где отражается вся неповторимость внешнего мира, за которым он наблюдает всю свою жизнь, расшифровывая его символы и коды.
Как говорил Булгаков в своем самом известном романе, каждый поступок любого человека, живущего на Земле, бросает тени в вечность. Искатель словно ищет это отражение вечности, двойное дно настоящего во всем, что видит. У разных образов в архетипе в этом поиске будут выбраны свои пути, но сходятся они в одной точке – вечности. Искатель слышит ее частоты, звучание и идет на зов. Невозможность остановить поиск, одиночество и непонятость – его спутники в этой дороге, где он, наверное, и рад бы остепениться и жить мирно и счастливо: помните попытки «степного волка» Гарри Галлера?
Да, видно призвание Искателя – находить смыслы и ими делиться. Разгадывать тайны мира. Именно поэтому он оставляет в покое известное для познания неведомого, делая это интуитивно и с поистине волчьим чутьем. Как у Пастернака:
«Во всем мне хочется дойти
До самой сути.
В работе, в поисках пути,
В сердечной смуте.

До сущности протекших дней,
До их причины,
До оснований, до корней,
До сердцевины.

Всё время схватывая нить
Судеб, событий,
Жить, думать, чувствовать, любить,
Свершать открытья».
И без этого «путешествия к центру земли» (кстати Жюль Верн, как и его герои, безусловно, Искатель) он не чувствует себя живым, живущим, идет не туда и не уверен доподлинно, что прав. Кому много дано, с того много и спросится. Искатель это знает и чувствует, а потому ищет до конца жизни, пока сердце бьется. Что и где? Этого он порой и сам не понимает. Но я же говорила про волчье чутье? Когда он находит свой святой Грааль, точно знает, - вот оно.

Как определили Марк и Пирсон, девиз Искателя – «Не пытайся меня удержать». Поняв свою судьбу – странствовать, он уже и сам не пытается удержать себя, хотя бы и рад тому. Потому что его мироощущение в равной мере и приключение, и бремя.
Движущую силу можно называть по-разному. В том же «Степном волке» это «тоска по дому/раю», в мире романтизма, откуда вышли в свет самые яркие Искатели XIX века: герои Байрона, Пушкина и Лермонтова, неизменно пафосные скитальцы из «галереи лишних людей» в поисках идеала и шальной пули, - миром идеальным. К нему герой стремится, что есть сил, но как мы помним еще со школы, достичь не может.
Главная ценность для него – риск, свобода и новаторство. Вот же ш гордец, да? Да нет.. О себе Искатель не самого высокого мнения. Он просто делает, что должно и будь, что будет. Собственно, он всего лишь Наблюдатель, ведущий хроники событий на той же глубине и частоте, что они существуют. Этакий радист. И его сложно назвать воином или паладином, бросающим вызов судьбе. Тут всё скромнее и тише. Чтобы не перепутать Героя с Искателем, приведу пример Н.С. Гумилева, много странствовавшего и ищущего. Гумилев как он есть – архетип Героя: сам вызвался на Первую Мировую войну, заслужил 2 Георгиевских креста за отвагу, первым рвался в атаку, а в своих путешествиях охотился на львов, привозил Анне Ахматовой прекрасные трофеи и расшатывал корзины во время переправы над нильскими крокодилами так, забавы ради; погиб героически и стойко.
Не таков Искатель. Он не ищет громких смыслов. Это герой-одиночка, вооруженный тайнами мира, а не оружием и воинственной линией. Безусловно, Искатель готов к схватке, всегда – в лесах, горах, степях и дальних странах много опасностей, поэтому он суров, ловок и всегда собран. Но схватка ему неинтересна, война – не его стихия.
Он ищет истину и смыслы, которые ускользают с поверхности повседневной жизни, но открываются только в тишине: ночью под небом пустынь и лесов с его огромными звездами, утром в холодной разреженной свежести горной зари, днем в бесконечном одиноком пути – куда?-откроется потом: он готов идти сколько будет нужно и быть стойким, один – в поле воин. И в вечерних разговорах о настоящем со случайными путниками при свечах придорожных таверн, такими же странниками, знающими и видавшими немало, людьми с мудрыми и печальными глазами.
Именно Искатели создают науку, искусство, литературу, новые изобретения, прогресс, открывают новые земли, говорят на разных языках. Что вряд ли смогли бы сделать без своей природной интроверсии, причиняющей им порой столько боли. Таково призвание.
И на этом месте хочется в унисон Новому году, который мы только что встречали, поднять тост за вечный поиск и мир, полный тайн и неизведанного, но о любимом архетипе я рассказываю с особым пристрастием) А потому, для тех, кто еще со мной, тут, и готовы идти с Искателем до конца, начинается самое интересное… Знакомство с представителями архетипа…
Таких героев во все времена было немало. И в античности, и особенно в Средневековье, и в эпохе Возрождения, в литературе, искусстве, мифах и народных легендах. Из всех них я выбрала для рассказа героев XIX и XX века.
Первый среди галереи Искателей - Гарри Галлер (Герман Гессе, «Степной волк») – человек, которому важно найти в жизни непреходящий смысл, он способен улавливать в музыке, искусстве вибрации другого, более высокого мира. Но остается одинок в своей тяге к вечности, не чувствуя возможным дальше мириться с мещанством и ограниченностью, царящей в немецком обществе его времени. И, пожалуй, это не блажь, скорее боль одаренного человека, не имеющего возможности разделить свою тоску и ощущение вечности с кем-либо и быть понятым. До тех пор, пока не встречает Гермину, он тяготится своей жизнью, но не может выйти к другому измерению. Гермина является такой же личностью, его анимой и зеркалом, но ей удается найти выход в это измерение вечности – в святых и потрясающих душу историях о подвиге любви. Именно через любовь, как неизбитую, новую в своем величии категорию она находит этот выход и показывает его Гарри. Гермина, наполнив поиск истины в своей жизни значением, способна выходить к людям, радоваться простым вещам и веселиться вполне беззаботно, будучи в душе все тем же степным волком, потому она и понимает Галлера так хорошо. Пойдет ли по этой дороге и Гарри, тем более что его сестра по духу указала ему ее? Путь оказывается не так прост, и герой должен проходить его снова и снова.
Гермина уже постигла смыслы, которые искали они оба, она была готова к возвращению Домой. Гарри же оставалось разгадать тайны и найти ответы на вопросы, которые она для себя уже нашла. Гессе через образ Гермины также дает мысль о том, что проводниками к Вечности, к Дому, могут стать особенные люди и события, но они не способны пройти за нас весь путь, половину его должны осилить мы сами, через опыт и чувства ответив с помощью данных ими ключей на самые важные вопросы о смысле.
"Мы и вовсе не могли бы жить, если бы, кроме воздуха этого мира, не было для дыханья еще и другого воздуха, если бы, кроме времени, не существовало еще и вечности, а она-то и есть царство истинного. В нее входят музыка Моцарта и стихи твоих великих поэтов, в нее входят святые, творившие чудеса, претерпевшие мученическую смерть и давшие людям великий пример. Но точно так же входит в вечность образ каждого, настоящего подвига, сила каждого настоящего чувства. Это царство по ту сторону времени и видимости. Там наше место, там наша родина, туда, Степной волк, устремляется наше сердце, и потому мы тоскуем по смерти. Ах, Гарри, нам надо продраться через столько грязи и вздора, чтобы прийти домой! И у нас нет никого, кто бы повел нас, единственный наш вожатый — это тоска по дому".

- Вот тот самый предмет поиска Искателя. Вечность. В искусстве, науке, религии, путешествиях, странствиях по эпохам или странам, иногда во всем вместе взятом. И лучшим ответом для любого Искателя, который я когда-либо видела, становятся слова Пабло-Моцарта в романе, владельца магического театра: «Вы хотите, чтобы вас казнили. Вы хотите умереть, а не жить. А должны вы именно жить! Вы должны жить и должны научиться смеяться. Вы должны научиться слушать проклятую радиомузыку жизни, чтить скрытый за нею дух. Должны научиться смеяться над ее суматошностью. Вот и всё, большего от вас не требуют».
Искатель, степной волк, непрост как личность, да и понимает больше, чем нужно для спокойной жизни. Но извечный конфликт романтизма заканчивается там, где открывается простая истина: он может выбирать. Счастье или несчастье – выбор за самим Искателем. Даже если мир и он сам непрост, история пишется заново.
Следующий Искатель в галерее архетипов – Юрий Живаго из «Доктора Живаго» Б. Пастернака. Этот герой блуждает в поисках, убегает от себя и реальности в Сибирь, но и там его находит революция, любовь и вопросы, на которые он не может дать ответа. Весь роман – о поиске подлинной любви, веры, чести, призвания, верного выбора. Об этом и все стихи Живаго и вся его жизнь. О бессмертии, истине в противоречиях, вечности и воскресении:
«Еще кругом ночная мгла.
Еще так рано в мире,
Что звездам в небе нет числа…
Еще кругом ночная мгла.
Такая рань на свете,
Что площадь вечностью легла
От перекрестка до угла,
И до рассвета и тепла
Еще тысячелетье».
Виктор Франкенштейн, типично романтический герой Мэри Шелли (кстати, роман «Франкенштейн» она написала в 19 лет), Эдип времен романтизма в литературе, ищет секрет бессмертия. И оказывается ведом злым роком. Словно выстраивая цепь трагедий своим поиском, он бежит по всему миру за своим творением, оканчивая путь в вечных льдах Антарктиды. Это герой, чей выбор последовательно рушит его собственную судьбу и заводит поиск в тупик в лучших традициях немецкого романтизма (тут же не к ночи помянуты Искатели Гофмана, где всё еще мрачнее). Хотя верное направление очевидно для читателя, герой делает свой выбор. Как сделали похожий выбор Байрон и его герои, Печорин и многие другие.
Как никто другой много об Искателе знает нордическая литература, легенд здесь неисчислимо, а из классики – «Пер Гюнт» Ибсена, ищущий себя и смысл своей жизни по всему свету и нашедший все смыслы на родном перекрестке, подле любимой с юности Сольвейг, верно прождавшей его всю жизнь.
Герои Жюля Верна – искатели-путешественники. Это уже не искатели-философы, каких мы видели выше. Вечность, эликсир бессмертия, истина в любви и бытии – не предмет их поиска. Они ищут своеобразие культур, дальних краев и человеческой души. И в самом Жюле Верне, как и в его персонажах, архетип Искателя отлично сочетается с архетипом Героя. В том же ряду – капитан Грэй из «Алых парусов». Это искатели приключений, а по пути и настоящей отваги, дружбы, чести и открытий. Из современных образов такого плана достойны внимания Марко Поло из «Путешественника» Гэри Дженнингса и современный Робин Гуд «Шантарама» Грегори Робертса. Главные герои этих романов, Искатели, абсолютно эталонны и хороши, как и те смыслы, которые они находят в своих путешествиях. Современные Искатели – это писатели, фотографы, путешественники. Тут не могу не вспомнить Шона О’Коннела из «Невероятной истории Уолтера Митти» - яркий до трафаретности образчик данного архетипа в кино (неразбавленный Героем, что мы видим, например, в приключениях Индианы Джонса). Как и более высокого полета герой «Фонтана» Даррена Аранофски, ищущий древо жизни сразу в нескольких эпохах. На границе Искателя и Героя мы можем встретить героев Джека Лондона.
А существуют ли в природе Искательницы? Да, и они не менее колоритны. Самой яркой Искательницей лично я считаю Гэм Ремарка. О ней вкратце и расскажу.
Героиня Ремарка Гэм - молодая женщина, путешествующая по миру в поисках вечного, которое она видит и ощущает в пейзажах, в любви, в людях... Она приезжает из города в город, и везде ее встречают восхищенно. Гэм умеет очаровывать, но ей это словно не нужно, а потому получается у нее так естественно и придает ее образу особый шарм.

В творчестве Ремарка Гэм - проводник к вечному. То, с чем она соприкасается, приобретает для читателя неуловимые очертания вечного. На пейзажах строится весь роман. В центре всегда Гэм в контексте мира, чаще всего дикого и первозданного. При всей ее слитности с миром, она в нем совершенно не растворяется, как и в любви, оставаясь чуткой наблюдательницей с внутренней силой и харизмой. В Гэм как бы сочетается мудрость и экзотика Востока с раскрепощенностью и прагматичностью Запада. В этом сочетании и философский итог ее поисков: «нам мало просто свечения и просто волн. Вот вам тайна Востока: не размышлять - хотя порой кажется, будто он размышляет, но и тогда это происходит чисто формально, как вариант ощущения, - а только чувствовать. Умение восхищаться тусклым мерцанием лилий в оловянных вазах, восхищаться до самозабвения, дает человеку неизмеримо больше, нежели все раздумья о смысле прекрасного».

Архетип Искателя в мужском ли или женском исполнении серьезен, романтизирован и почти не оставляет места для игры, хотя именно она бы дала ему заветный покой и выносимую легкость бытия взамен глубинным поискам. А потому закончим на легкой ноте, образом еще одной Искательницы, очень известной – героини Одри Хепберн из «Завтрака у Тиффани» (одноименный роман Трумена Капоте).
В ней Искатель сочетается с Ребенком и именно этим, мне кажется, находит гармонию в бесконечной череде поисков и дорог. Как заметил главный герой: «Ты боишься поднять голову и сказать: «Жизнь есть жизнь». Люди влюбляются, люди хотят принадлежать друг другу, потому что это единственный шанс стать счастливыми. Ты называешь себя свободной, дикой. И ты так боишься, что кто-то посадит тебя в клетку. Детка, ты уже в клетке. Ты сама ее создала... Она всегда будет с тобой, потому что, куда бы ты ни отправилась, от самой себя тебе не убежать».

Итог поисков для архетипа Искателя, что бы он ни искал и в каких дальних краях ни находился, - счастье. «Если бы я себе нашла такое место, как Тиффани, я бы сразу купила мебель и дала имя коту». Иногда Искатель называет это смыслом, но на деле почти всегда предметом поиска оказывается счастье. Всё просто).

Понравилась статья эксперта? Приглашаем Вас на авторский курс Алины Шманевой - "Женские образы в литературе".

Алина Шманева, журналист, искусствовед, преподаватель.

Дизайн